☯Чай Лу Юйя☯

☯Чай Лу Юйя☯

☯ Чайный патриарх Лу Юй ☯

В Китае в VIII в. чайная традиция вошла в стадию финального становление. К этому времени относится и фундаментальное событие эпохи: возникновение «Чайного Канона» («Ча Цзин»). Автором этой первой чайной энциклопедии был философ и поэт Лу Юй. Он по праву считается первым среди равных мудрецов в истории китайской чайной культуры. После смерти Лу Юйя в китайской традиции образ чайного мастера был сакрализирован как статус Чайного Покровителя (Ча Шень), а статуэтка Лу Юйя стала незаменимым символом чайной церемонии.

☯ Становление Лу Юйя ☯

Лу Юй прожил далеко не безоблачную жизнь, но ее горести выкристаллизовали в чайном патриархе мудрость и нравственность. Лу Юй был сиротой. В младенчестве он был брошен на берегу озера Сиху, где сейчас выращивают знаменитый зеленый чай Колодец Дракона. Малыша нашел и приютил настоятель буддийского монастыря «Обитель белых облаков», наставник Чжицзи. Лу Юй был слабым ребенком, немного заикался, но был очень любознательным и непоседливым, и когда подрос, не изъявил желания постричься в монахи, а бежал с театральной труппой и стал актером. Через десять лет актерства, талант Лу Юйя приметил местный правитель Дай Цзун, который пожаловал ему должность наставника наследного принца в поэзии и литературе. Однако, свободолюбивый Лу Юй ее не принял и остался в гуще народных масс, заняв именно то месте в истории, которое назначила ему судьба. Лу Юй много путешествует по чайным местам Южного Китая и ведет аскетическую жизнь. Во время своей судьбоносной одиссеи он собирает в лесу чай, открывает удивительные источники воды, пишет и декламирует стихи, а также делает заметки «Ча Цзин». Лу Юй часто весь день бродил по чайным горам до самого заката, а затем уединенно у костра варил свежесобранный чай, медитировал и писал свои гениальные тексты...

Чайный патриарх Лу Юй

☯ Лу Юй и Император ☯

Однако, в биографии Лу Юйя имеется и драматическая история, которая демонстрирует сложные диалектические отношения чайного мастера с китайской властью. Исторические свидетельства тому изложены в текстах также мастера чая и государственного чиновника Ван Дана, написавшего в эпоху Сун, «Жизнеописание Лу Юйя» из «Новой истории Тан». Там сообщается как его вызвал ко двору начальник цензората Ли Цин. Лу Юй был скромно одет и не стал заискивать и разыгрывать перед высокопоставленным чиновником показную чайную церемонию. Ли Цин отнесся к Лу Юйю презрительно. Не стал соблюдать положенные этикетом в таком случае правила уважения, и потом приказал отправить его восвояси письмом из тридцати иероглифов (даже не удостаивая личным присутствием). Лу Юйя выставили, словно попрошайку. Упрямый и честный мудрец выразил свою обиду от подобного пренебрежения в записке «Осуждение чая». Автор «Чайного Канона» пишет «Осуждение чая» — кто бы мог подумать, что его достоинство так оскорбят?

☯ Мастер чая и Мастер медитации ☯

Вторая легендарная история в биографии чайного патриарха, оптимистична и повествует про непростые и удивительные отношения Лу Юйя с наставником Чжицзи и правителем провинции Хейнань. Говорят, что наставник Чжицзи питал пристрастие к чаю и не пил чай, который варил кто-то, кроме Лу Юйя. Когда тот отправился странствовать, наставник перестал пить чай. Однажды Дай Цзун пригласил Чжицзи ко двору. Он каждый день приказывал придворным мастерам заваривать для него знаменитые сорта чая и уговаривал его попробовать, надеясь на похвалу. Но Чжицзи, делая единственный глоток, молча отставлял чашку. Дай Цзун не сдавался и втайне пригласил во дворец Лу Юйя. Тот сварил чай, и напиток поднесли Чжицзи. Наставник, как и прежде, отпил глоток и удивленно с улыбкой на лице сказал: — Я только что выпил чай Цзяньэра (прозвище Лу Юйя, которым его называли друзья - знак Цзянь (Постепенность) выпал при гадании «Книге Перемен» при рождении Лу Юйя и это имя он получил в буддийском монастыре). Часто современники называли сваренный им напиток «чаем Цзяньэра»). Дай Цзун с того момента целиком и полностью доверился Чжицзи. Он позвал Лу Юйя выйти и поприветствовать учителя. Какая сердечная и мудрая история! Больше всего впечатляет не то, что Лу Юй достиг высот в чайном мастерстве, а монах — в дегустации чая. Даже неважно, какой именно это был монах. Эта история говорит: понимающего друга трудно найти.

Мастер чая и Мастер медитации

☯ Мастерство и уникальность ☯

На одно поколение может прийтись один чайный мастер подобный Лу Юйю, но где найти для него достойного буддийского наставника - тонкого ценителя чая и медитативных состояний? Так глубоко знать и уважать друг друга, так тонко уметь по достоинству оценить, — сколь же трудно достичь такого высокого уровня! Любой скажет, что чай Лу Юйя хорош. Но хорош до какой степени? Для истинного друга его было ничем невозможно заменить, и было нестерпимо довольствоваться меньшим. Все вокруг говорили, что чай Цзяньэра хорош. Император знал о его мастерстве, но не верил, что такое искусство уникальное и единственное в своем роде. Тем более не верил, что в настой чайных листьев можно так вложить душу, что кто-то будет способен с одного глотка отличить чай Лу Юйя от других мастеров. Я хочу верить, что это подлинная история, ведь неприкаянный странник Лу Юй нуждался в этом душевном тепле. И нам оно нужно не меньше. Представляю, как император приказывает принести чашку с чаем. Вот Лу Юй, который всю жизнь встречал горечь, равнодушие и оскорбления, стоит за пологом, рядом. Он полон твердой уверенности и в то же время неизбежной при испытании легкой тревоги. Лу Юй внимательно прислушивается. Его уши не пропускают ни слабого звена чайной посуды, ни глотка, ни вздоха. И он, и император знают: его шанс — это один единственный глоток. Чжицзи не заставил его ждать долго. «Когда это Цзяньэр вернулся?» — произнес он удивленно и отчетливо. С одного глотка Чжицзи узнал Лу Юйя. Ученик выходит из-за полога и кланяется учителю. Он наклоняется низко, чтобы скрыть слезы. Высокая оценка императора не характеризует душу. Почет, богатство и знатность ничего не говорят о мудрости и сердце. Если у человека нет такого понимающего друга — сколь одиноко и пусто ему! В заключении, хочется отметить – жизнь Лу Юйя и его «Чайный Канон» сыграли фундаментальную роль, в становлении философии и культуры чая в Китае. Во время эпохи Тан, «Ча Цзин» получил титул незыблемо уважаемого Канона и стал важной частью классической литературы. «Ча Цзин» изучали не только буддисты и даосы в монастырях, но и чиновники высшего государственного ранга наряду с Императором Китая.

facebook icon
instagram icon
telegram icon

Принимаем к оплате: