Чай в литературе и искусстве

Чай в литературе и искусстве

После воды чай - наиболее часто употребляемый на Земле напиток. В древнем Китае чай считался одним из семи предметов первой необходимости, так его описывали в трактате династии Сун «Сны о бывшей столице». В Японской культуре он служил элементом ритуала в поисках просветления «сатори» - «Чай и озарение имеют один вкус», писала Сей Сёнагон.

В Англии послеобеденный файф-о-клок занимает столь значимое место и демонстрирует специфику мировосприятия британцев различных времен, социальных слоев и устоев, что герои кэрроловского Безумного Чаепития вполне могли бы передать сэндвич с огурцом к чайному застолью уайльдовских леди или вудхаузовскому Берти Вустеру (разумеется, через посредничество камердинера Дживса). А к примеру, в Соединенных Штатах чай часто ассоциируется с американской революцией – знаменитое «Бостонское чаепитие».

Кто и как пил чай в мировой литературе

Чай на исторической арене

Несмотря на то, что чай был приготовляем различными способами в разных культурах - чего только стоит знаменитый чай королевы Анны Стюарт, описанный Александром Поупом в поэме «Похищение локона», где в резиденции Хэмптон-Корт

«Здесь королева Анна невзначай Советам внемлет и вкушает чай»

За чашечкой чая в дворцах и поместьях плелись интриги, решались судьбы, менялись фаворитки, фавориты и политические союзы. Очень мило об этом пишет Агата Кристи в детективной повести «Тайна замка Чимниз», где за чашечкой чая чуть не сменили правящую династию одной маленькой европейской страны.

В истории Наполеона (того, что император, а не торт) пара фунтов чая тоже сыграла занятную роль – когда эксцентричный князь Федор Гагарин на пари с Наполеоном чаю выпил. Точнее, побился об заклад с офицерами, что доставит самому Наполеону два фунта чая. Да, именно во время войны 1812 года, когда французы стояли в Москве - безумное пари. Разумеется, проник, галантно побеседовал о гостеприимстве и национальном напитке, выпил чаю и был отпущен императором в русский лагерь. Позже князь стал героем войны, кавалером Ордена Георгия и генерал-майором.

Чай также сыграл свою роль в бесчисленных кулинарных практиках по всему миру – от восточных чайных церемоний, описанных классиками, например, Хино Соудзе:

Серебряная ложка В чай нырнула. Осень. Вечер.

Или Иноуэ Сиро: Слышно паденье росы... Домик в гармонии тишины. Поднимается дым над пиалой чая...

Чай на исторической арене

Кроме того, чай, как крайне важный товар (чему подтверждение от опиумных войн, вызванных необходимостью заменить слишком дорогое серебро на опиум как привлекательный товар для чайной торговли Англии с Китаем, до Бостонского чаепития – знакового события в истории независимости США) - через океаны и континенты сыграл множество поразительных и часто парадоксальных ролей на мировой арене: лекарство древней медицины, жемчужина культурных практик, источник глубоких духовных прозрений и тема шедевров искусства, но также и катализатор жестоких международных конфликтов, незаконного оборота наркотиков, причина сокрушительных налогов и тяжелого труда. Инь и ян. Витки пара над тонкостенной пиалой с золотистым настоем. Но как писал испанец Артур Пинеро: «Где чай, там надежда».

Кто и как пил чай в мировой литературе

И кто только не…Этот напиток любим многими писателями, но в западной литературе чемпионы – британцы - даже не разделяя империалистическое рвение Редьярда Киплинга, чтобы понять, что без чайных плантаций в Индии и Шри-Ланке романтическая и викторианская литература в том виде, в каком мы ее знаем, практически прекратила бы свое существование. Вспомним любимые сцены чаепитий в романах Чарльза Диккенса, Джейн Остин или сестер Бронте и других. А разве можно представить без чашечки чая детективов: Шерлока Холмса, мисс Марпл, Эркюля Пуаро (да, мы помним, что он бельгиец, а не француз, но чай пьет как истинный британец), патера Брауна…

И американцы - «разве в жизни есть время более приятное, чем час, посвященный церемонии, известной как послеобеденный чай», - пишет Генри Джеймс в «Портрете леди».

Да и совершено фантастические существа основательно подходили к вопросам чая – путь хоббита Бильбо Беггинса «Туда и Обратно» начался с визита компании гномов на его мирное чаепитие. Про беседу Алисы со Шляпником, Мартовским Зайцем и Соней и говорить не приходится. А Муха-Цокотуха с ее драматическим чаепитием и счастливым спасением? В общем, чаю, как и любви, «все возрасты покорны», а также жанры, страны и эпохи. Это ли не повод заварить чашечку!

facebook icon
instagram icon
telegram icon

Принимаем к оплате: